Тщательно ли досматривалась Кувуклия?

На сайте holyfire.nm.ru появилась книга:
Архимандрит Савва Ахиллеос. Я видел Благодатный Огонь. Афины, 2002
Текст большой, 160 Кбайт одной страницей.

Ниже представлены фрагменты с комментариями, непосредственно относящиеся к чуду схождения огня. Впечатление, что православные сами себя жестоко выпороли. Сами того не заметив. :)
Текст книги - прямым шрифтом, мои комментарии - курсивом.

Случаи лукавства, лжи и хитродействования рассказчика отмечены не в осуждение, не с целью моральной критики, - просто при попытке построения непротиворичивой картины приходится учитывать, что и представленный рассказ может быть... не совсем правдивым.

В.К.


И вот нам представился как раз такой случай, когда мы могли услышать ясный ответ из уст о. Митрофана - человека, который заслуживал полного доверия. Ведь уже пятьдесят семь лет прошло со дня назначения его на должность Стража Святого Гроба...

В 1925 году, после долгих мытарств и приключений, отец Митрофан, получает назначение на должность Стража Гроба Господня и под духовным руководством Отецтца Анатолия - прежнего Стража - начинает изучать свои обязанности.

Когда стала приближаться Страстная Неделя, он самым строгим образом сказал мне:

- Слушай внимательно, что я тебе скажу, и что ты должен будешь делать в Великую Субботу. В этот день появится Благодатный Огонь на Живоносном Гробе Господнем, ибо Он является вечным Его источником. ...

Имей в виду, что на тебе лежит теперь вся ответственность за точное соблюдение и исполнение всего сказанного мною. Впервые за столько лет я не буду участвовать в этой церемонии. Ты должен будешь выполнить эту миссию. Отнесись к ней со всей ответственностью. В противном случае, как ты, так и я, доверивший тебе сие служение, должны будем уйти из Патриархии. ...

Далее звучит известное предание, но с одной интересной деталью:

... Когда-то армяне хотели получить это преимущество. То есть они хотели лишить православных права получать Благодатный Огонь. Они полагали, что можно купить эту привилегию или дать выкуп за сей Дар Божий! Когда в 1517 году по Р.Х арабы захватили Иерусалим, армяне решили, что им представился подходящий момент ... Эмир согласился и удовлетворил их просьбу. Приказ его был строг и не подлежал изменению. Случай был беспрецедентным и коварным. Трудно передать словами печаль православных, ибо наступила Великая Суббота, а Храм Воскресения Христова был для них закрыт. Патриарх со всем клиром стоял вне Храма возле его входа. Как всегда в эти святые дни в Иерусалим стеклось множество народа, прибывшего со всех концов земли, чтобы принять участие в торжественной службе Великой Субботы и дождаться Благодатного Огня. И вот вместо этого православный народ стоял вне Храма и горько плакал и рыдал, моля Бога явить чудо, и, скорбя о неслыханной дерзости армян, не допускавших Патриарха внутрь Храма.

Между тем вблизи от Храма Воскресения находился высокий минарет, на который взобрался арабский эмир, чтобы понаблюдать сверху самому за тем, что будет происходить около Храма. Борьба между христианами различных исповеданий вызвала в нем любопытство...

По молитве православного патриарха огонь вышел из знаменитой колонны вне храма. Чуть далее вдруг утверждается, что огонь вышел из облачка над головой патриарха, но это мелочи.

Арабский эмир - мусульманского вероисповедания, наблюдавший с минарета за всем происходящим, сразу уверовал, и сам превратился в горячего свидетеля Истины Православия. Увидев чудо Благодатного Огня, он громко возопил: "Велия вера христиан. Верую в Воскресшего из мертвых Христа. Поклоняюсь Ему, как Истинному Богу".

Когда он произнес эти слова исповедания веры, он спрыгнул с минарета вниз на землю и упал во двор Храма. И, о чудо! При падении с такой огромной высоты он нисколько не пострадал. Ни единой царапины не оказалось на его теле. Как только мусульмане услышали из уст эмира мужественное исповедание православной веры, тотчас восстали против него. Они его схватили и отрубили ему голову за предательство исламской веры. Магометане не желали иметь у себя предателя их веры. Христиане же, наоборот, с большой любовью взяли тело сего мученика, крестившегося в собственной крови, и погребли его, как верное чадо Православия и как исповедника веры Христовой.

Турецкий воин Омир , превратился в арабского эмира. Вероятно, по созвучию. Тоже уверовал, тоже невредимым спрыгнул с большой высоты. Про отпечатки стоп на мраморе и втыкание в мрамор то ли копья, то ли трёх гвоздейв ой версии ничего не говорится. Или прыгавших было двое? Весьма занятно.

Между 10 и 11 утра Великой Субботы совершается строгий контроль. Особые, уполномоченные лица входят в Кувуклию Святого Гроба, над которым в виде золотой занавеси висят сорок три золотые лампады, горят они там денно и нощно: тринадцать из них принадлежат православным, тринадцать - католикам, тринадцать - армяна и четыре - коптам. ...

В день схождения Благодатного Огня установлен строжайший порядок, который веками здесь неукоснительно соблюдается. В этот день обязательно присутствуют и наблюдают за всем представители других вероисповеданий: католики, армяне и копты, вместе с ними входит в Кувуклию и православный уполномоченный. Их присутствие имеет лишь одну цель - проследить за тем, чтобы не была случайно или же намеренно оставлена зажженной какая-нибудь лампада или какой-то предмет, от которого можно было бы зажечь огонь, а также, не скрылся ли там какой-нибудь человек.

Эти сведения многим известны, но о строгости контроля... Дальнейший рассказ многое прояснит.
А 43 лампады пригодились о. Митрофану для его коварного замысла :) - читайте дальше!

Кувуклия проверяется трижды. Погасив все лампады и свечи, уполномоченные выходят из Кувуклии. Храм Живоносного Гроба Господня погружается в полный мрак. Ровно в 11 часов утра Великой Субботы совершается процедура запечатывания Гроба. ...

После того как запечатают двери Гроба, ровно в 11 часов утра Великой Субботы начинается Крестный ход вокруг Кувуклии. ... После троекратного крестного хода вокруг Кувуклии, Патриарх становится напротив ее входа, его в это время подвергают самому тщательному осмотру в присутствии уполномоченных представителей инославных вер, официальных лиц и всего верующего народа. Этот контроль делается для того, чтобы устранить любое подозрение на возможность присутствия у него предмета, из которого он мог бы зажечь огонь, войдя в одиночестве в Кувуклию. После этой процедуры Патриарх в одном лишь подризнике, епитрахили и архиерейском омофоре, входит в Кувуклию. И ровно в 12 часов дня разрезаются ленты, и снимается печать с входа в Кувуклию.

- Будь внимателен, - сказал мне старец Анатолий, - заранее приготовь и поставь на мраморную плиту Гроба Господня Святую Лампаду в золотой подставке. "Лампаду? - молниеносно пронеслось в моей голове. - Какая лампада может быть на Гробе Господнем, если Благодатный Огонь нисходит свыше?" Старец Анатолий, заметив мое замешательство, не придал ему никакого значения, и продолжал:

- Кроме этого на Живоносном Гробе должна быть положена Священная Книга, которая хранится в Ризнице. Ты должен будешь заложить толстой свечкой ту страничку, на которой начинаются молитвы Последования Благодатного Огня.

Услыхав это второе распоряжение старца о "толстой свече", я потерял последний остаток веры, и так едва теплившейся во мне. Черное облако сомнений покрыло всю мою душу.

- Свечу? - спросил я с удивлением, выражая всем своим видом решительное недоумение.

- Зачем нужна свеча? Но тут же услыхал я строгий голос старца, который раздался, словно гром средь ясного неба.

- Где твоя вера? Где твое послушание - эта величайшая добродетель монаха? Где благоговение? Куда все это исчезло? Это дьявол борется с тобою. Это он вложил в тебя помыслы сомнения и неблагоговения. Разве ты не знаешь, что наше Православие утверждается на вере? Разве тебе не ведомо, что вера православная выдерживает любой контроль, любое расследование? Смотри, не погуби душу свою. Смотри, Митрофан, не играй с вещами Божественными. Делай все так, как я тебе говорю, с благоговением. Выслушай меня и исполни все мои слова со всеми подробностями. Не выставляй на посмешище народам нашу святую и непорочную веру.


На следующий год у о. Митрофана созрел

Дерзновенный план

... Не скрыться ли мне самовольно в Кувуклии, не прося ни у кого разрешения? Но я понимал, что это совершенно невозможно, так как там нет ни одного уголка, в котором можно было бы укрыться. Кувуклия трижды проверяется незадолго до появления Благодатного Огня.

Оказалось - возможно!

Однажды совсем непредвиденный случай перевернул всю мою жизнь. Вверху над Живоносным Гробом, над которым висят 43 лампады, случилось нечто ужасное: оборвалась толстая цепь, на которой держался один из четырех рядов золотых лампад. Произошла суматоха, падение лампады вызвало у всех большое волнение.

Я заметил, что позади висящих лампад, образующих собой как бы занавес, имеется маленький купол увенчивающий Кувуклию, а слева от него, вверху, как раз напротив мраморной плиты Гроба Господня есть маленькое местечко наподобие крипты. Эта крипта очень мала, но в ней мог бы поместиться один человек. ... Случай с упавшей лампадой помог мне также заметить, что купол Кувуклии весь покрыт густым слоем черной копоти, образовавшейся от горения множества лампад. Черная копоть образовывалась здесь в течение ста пятидесяти лет. Миллиарды свечей, возжигавшихся паломниками на святом месте в дар Христу, привели к этой печальной картине. И я решил использовать ее в задуманном мною плане. Сочтя случай с лампадой подходящим, я решил подойти к старцу о. Анатолию, чтобы просить его благословения промыть внутреннюю часть Кувуклии от толстого слоя копоти.

Старец отказал, потому что такое дело требует сложного согласования с представителями других конфессий.

Услыхав категорический ответ старца, я поклонился ему в ноги, и, поцеловав его руку, ушел. Однако не с тем, чтобы отступиться от своей цели.

Хитроумная подготовка

Должен заметить, что на Живоносном Гробе ежедневно совершается Божественная Литургия. ... Я решил пойти на хитрость. Купив кусок ткани, который по размерам точно соответствовал длине и ширине мраморного покрытия Гроба Господня, я решил ее подвесить над мраморной плитой Гроба, как раз в том месте, где висят лампады. Для этого надо было прибить ткань гвоздиками и прикрепить ее к крючкам, чтобы на них она могла держаться.
Взяв немного копоти из купола Кувуклии, я подбросил ее в лампады. Причем эту копоть я уложил так, чтобы при малейшем движении лампады она упала бы вниз на Св. Гроб. Таким образом, когда священник будет совершать Литургию, то копоть обязательно упадет на него. ...

Все случилась, как я и предполагал. Очередную литургию на Гробе Господнем служил священник о. Василий Карапас. Когда он приступил к совершению Таинства, то по Божьему попущению слегка шелохнулись лампады и черная копоть упала прямо на мраморное покрытие Св. Гроба.

Да-да, несомненно всё происходит по Божьему попущению. Или по своеволию хитроумного человека?

Священник остановил службу и позвал меня. Немедленно вбежал я внутрь Кувуклии с таким видом, будто ничего не знаю. О. Василий, указывая на копоть, упавшую из лампад на Св. Гроб, сделал мне выговор за то, что случилось. Я же выслушал его упреки, ни в чем ему не противореча. Постоял в задумчивости, а затем, словно найдя решение,

Хитрец и артист! :)

побежал и достал материю. Без особого труда я прикрепил ее между висящими лампадами и Живоносным Гробом, и литургия продолжалась. После того, как православная Литургия закончилась, наступила очередь армян, которые вошли в Кувуклию, чтобы отслужить свою Литургию. Я тем временем успел удалить ткань, так что все 43 лампады, заполненные копотью, висели на своих цепях, а копоть так и падала вниз, словно какая-то невидимая рука, разбрасывала ее сверху. Армянский священник вынужден был отказаться от совершения литургии. Наконец наступила очередь католиков. Убедившись, что служить Литургию невозможно, католический священник также отменил Богослужение.

Молодец, попутно подгадил другим конфессиям. А невидимая рука встретится нам еще раз.

Сразу после всей этой истории были приняты меры. Все сообща - православные, копты и католики - решили, что надо промыть вековую копоть в Кувуклии.

О. Митрофан отмыл купол Кувуклии от векового слоя копоти, под ним обнаружилась прекрасная византийская мозаика, все были довольны, Патриарх наградил о. Митрофана орденом.

Крипта была мною хорошо обследована, и я вполне мог в ней скрыться, оставаясь, при этом, никем незамеченным. Надо было лишь безотлагательно объявить о своем отсутствии в Великую Субботу. Об этом я должен был поставить в известность моего старца, но необходимо было придумать серьезную отговорку, которая казалась правдоподобной. В конце концов, я подошел к нему и с великим страхом, волнуясь, сказал:

Соврал. Не врагу, а своему духовному наставнику.

- Отче святый, я получил письмо с родины. Мне сообщают, что на Страстной Неделе приедет один мой родственник - полковник. Он пробудет всего несколько дней и уедет в Великую Субботу. Своей просьбою он поставил меня в очень затруднительное положение. Он попросил, чтобы я сопровождал его, так как не знает ни языка, ни страны. Я Вам обещаю, что к тому часу, когда будет совершаться служба Благодатного Огня, я вернусь, во всяком случае, в конце службы я буду здесь. Я буду отсутствовать с раннего утра Великой Субботы до часа окончания службы. Вы благословите, отче святый?

В первый раз старец отказал. Театр одного актёра продолжается.

... Тогда мои просьбы стали сопровождаться горькими слезами и горячими мольбами. ... Моя настойчивость и неустанные мольбы сделали свое дело.

Чтобы забраться в крипту, понадобилась лестница и - главное - чтобы кто-то эту лестницу убрал из Кувуклии. Для достижения этой цели о. Митрофан обманул привратника Храма:

- Отец Никандр, в Великую Пятницу вечером, после того как закончится Литургия у католиков, я хочу попросить тебя об одной услуге. Принеси мне, пожалуйста, твою лестницу, чтобы я смог подняться и сверху проверить лампады, которые висят над Живоносным Гробом Господним и в приделе Ангела. ... Когда я поднимусь по лестнице, тебе не надо будет меня ждать, пока я закончу свою работу. Ты сможешь забрать свою лестницу и уйти. Мне легко будет спуститься вниз и без лестницы, об этом ты не беспокойся.

Я прекрасно знал, что одним прыжком легко можно выпрыгнуть из крипты, при этом остаться незамеченным. В том море радости от схождения Благодатного Огня, в том шуме голосов толпы, в том невыразимом веселье, конечно же, никто ничего не увидит. Мне удастся тихо, бесшумно спрыгнуть вниз, и я в должное время появлюсь на своем посту, как ни в чем не бывало, так что никто и не заметит, откуда я взялся.

Простодушный о. Никандр, совершенно ничего не подозревая, согласился выполнить мою просьбу.


Время было ровно 12.30 пополуночи с Великой Пятницы в канун Великой Субботы 1926 года. Все мое приготовление состояло в том, что я приобрел маленький электрический фонарик и прихватил с собой на всякий случай небольшой сосуд с водой. Теперь ничто больше меня не занимало. Как было заранее условленно, я подозвал о. Никандра, и он быстро принес лестницу. Я внес ее в Кувуклию и, поднявшись вверх, сказал о. Никандру:

- Забирай лестницу и не жди меня. Когда закончу, спущусь сам.

И он ушел, унеся с собой лестницу. Разумеется, в эти ночные часы в Храме никого уже не было.

В 6.15 утра в Великую Субботу закончилась служба у католиков, и из Кувуклии вышел их священник, а Живоносный Гроб перешел в руки моего старца Анатолия. Могу себе представить, что бы он сказал, если бы только знал, что его послушник - Митрофан находится сейчас здесь, почти рядом с ним, и отсюда, сверху наблюдает за тем, что происходит внизу. Ведь старец уверен, что послушник его отсутствует. В самом деле, подумал я, можно ли себе представить, что бы случилось тогда с ним, если бы он узнал, что все мои слезные просьбы были просто ужасным обманом! Между тем о. Анатолий без всяких проволочек приступил к подготовке Кувуклии. Практически то, что должен был делать я, вместо меня делал теперь он. О. Анатолий погасил все 43 лампады на Живоносном Гробе и в приделе Ангела. ...

Я внимательно следил за каждым движением старца. И когда ровно в 11 утра Гроб запечатали, в нем наступил полнейший мрак. Когда я посветил фонариком, то увидел на мраморной плите Гроба Господня св. Лампаду, и заметил, как некая невидимая рука зажгла ее, очевидно для того, чтобы от нее возгорелся Благодатный Огонь.

!!!

Рядом с Лампадой лежала закрытая Книга, в которой были молитвы Последования Благодатного Огня, и вместо закладки нужная страница была заложена толстой свечой.

Далее в Кувуклию вошёл Патриарх, помолился, в Кувуклии возинк чудесный свет, и пучки свечей загорелисьсами собой (не от лампады). Так повествует о. Митрофан. Мы ему верим? Он не может нас обманывать?

О. Митрофана мучали угрызения совести, и в конце концов у него состоялась беседа-исповедь с Патриархом.

- Отче Святый. Я попытаюсь рассказать Вам и вновь пережить Последование Благодатного Огня. Я говорю о Великой Субботе прошлого года 1926. Весь прошлый год до самой Великой Субботы был для меня годом страшной внутренней борьбы. Во мне боролись чувства веры и неверия. Я не хотел, я не мог поверить также как и большинство людей, что внутри Живоносного Гроба Господня Бог совершает чудо Благодатного Огня. Я считал, что это сверхъестественное чудо является "обманом", "сговором", используемым для того, чтобы произвести впечатление на толпу. Вот почему я решил убедиться во всем сам, увидеть своими глазами, что же происходит в Великую Субботу внутри Кувуклии? Таким образом, я отважился на дерзкий поступок и решил привести в исполнение опасный план. Сколько труда и сил приложил я для того, чтобы выполнить его. Когда же мне удалось преодолеть трудности и устранить все препятствия, я спрятался внутри Гроба Господня в Великую Субботу. Но никто, абсолютно никто не знает об этом..." Когда Патриарх услыхал мой рассказ, он очень удивился. Лицо его вдруг изменилось, в глазах выразилось невероятное беспокойство. Он резко встал со своего трона, с уст его сорвался какой-то страшный звук и изменившимся голосом он сказал:

- Как ты посмел совершить такое, чадо мое?

- Чтобы разрешить мои сомнения, - ответил я. - Дабы изгнать из души моей неверие, Святый Владыко.

- Где же ты мог спрятаться внутри Гроба Господня, ведь там нет такого места, где бы можно было укрыться?

- Отче Святый, мне удалось спрятаться в крипте, которую я обнаружил. Вы, вероятно, помните, какая суматоха возникла, когда надо было промыть Кувуклию внутри. Я тогда взял на себя эту трудную работу и приложил много усилий, чтобы довести ее до конца. Тогда-то я и обнаружил эту крипту.

Хмм... :) Суматоха возникла, потому что кое-кто устроил в церкви цирк с лампадами и падающей копотью. Об этом о. Митрофан предпочёл умолчать на исповеди. А крипту Митрофан обнаружил раньше, а при отмывке копоти исследовал ее детально. Получается, отец Митрофан и Патриарху на исповеди лукавил. Или я чего-то недопонял?

Итак, встав боком в крипту, я простоял в ней с полуночи Великой Пятницы до полудня Великой Субботы, стараясь не упасть. Место это никому не известно. Только я знал о нем. Я взял с собой лишь немного воды и маленький фонарик. Время от времени я его включал. Мне хотелось узнать, зачем нужна Свеча в той Книге Последования Великой Субботы. В какой то момент, сам того не желая, я весь, затрясся от страха и нажал на кнопку фонаря. Молниеносно быстрый свет осветил Святой Гроб. Вы его заметили, я это знаю.

- Да, дитя мое, да! Я заметил и на меня напал страх. Конечно, я сообщил об этом на заседание Синода.

- Вот почему, отче Святый, я хотел Вам рассказать обо всем том, что я натворил, я хотел Вам рассказать все это на исповеди. Я не мог больше выдерживать угрызений совести.

- А после того что ты видел, чадо мое? - спросил меня Патриарх. Я стал ему описывать во всех подробностях, что я видел. Святой Патриарх начал часто креститься и славить Бога. И со слезами на глазах он мне сказал:

- Я абсолютно ничего не видел, чадо мое. То, о чем я тебе сообщу, никогда никому ничего не говори до тех пор, пока я не умру. Когда я Благодатью Божией сподобляюсь получать Благодатный Огонь у Гроба Воскресшего Господа, со мной случается следующее. Если совесть моя спокойна и ничто не нарушает мой душевный мир, тогда я спокойно приступаю к сему жертвенному служению Богу, и меня охватывает неизреченная радость.

Далее читайте внимательно!

(1) И как только я войду внутрь Живоносного Гроба, открываю Св. Книгу и прочтя несколько строк положенной молитвы, я поднимаю пучки свечей. В ту самую минуту сами по себе возгораются Св. Лампада и свечи в моих руках.
(2) Если же душа моя неподготовлена должным образом и я не чувствую мира душевного, тогда я не ощущаю той необъяснимой радости. Тогда, как только я склонюсь, чтобы войти внутрь Гроба, я вижу, что Лампада уже зажжена.

Как зажигаются свечи во втором случае, умалчивается, но источник огня в Кувуклии присутствует! Какая невидимая рука зажигает лампаду, остаётся только догадываться.


В 1931 году о. Митрофан второй раз (!) забрался в крипту Кувуклии, но,

когда наступила та священная минута, и Патриарх вошел внутрь Кувуклии, мой взгляд невольно отвлекся, я посмотрел куда-то в другую сторону. Когда же я опомнился и продолжил свои наблюдения, я увидел, что Св. Лампада уже горела и свечи тоже возгорелись в руках Патриарха.

Этого мало. Был и третий успешный случай проникновения!

... этот монах-абиссинец, воспользовавшись обычной суматохой, смог незаметно войти в Кувуклию, оставшись там, в крохотном пространстве придела Ангела. Темный цвет его лица делал его совершенно незаметным. Он слился воедино с темнотой, царившей внутри Кувуклии. Забравшись в закругленный угол, он стоял там неподвижно. Никто из еретиков, проверявших Кувуклию, не заметил его присутствия. Его увидели только тогда, когда православный Архиерей получил Благодатный Огонь и стал передавать его армянскому епископу. Вслед за ним по праву преимущества вошел католический священнослужитель, вот тогда-то и был обнаружен нежеланный посетитель.


Пусть читатель сам ответит на вопрос: тщательно ли досмативается Кувуклия? Действительно ли в ней невозможно ничего (и никого :)) спрятать?